Всю интересующую информацию вы можете получить, связавшись с нами по телефонам:

в Москве
EU

Звоните ежедневно с 10.00 до 20.00!



Задать вопрос можно по электронной почте:


При возникновении каких-либо вопросов рекомендуем встретиться с одним из наших инструкторов, заранее оговорив встречу по телефону или e-mail


Наш адрес:

Москва:

ул. Ильинка, д. 3. (м. Китай-Город, Площадь Революции)

Санкт-Петербург:

ул. Сердобольская, д. 64, литер «Ж»


Если ни по одному из телефонных номеров Вам не ответили, это означает, что все наши инструкторы сейчас находятся на курсах или в экспедициях. Отправьте Ваш вопрос или сообщение на нашу электронную почту, и сразу после возвращения один из наших инструкторов немедленно с Вами свяжется.
Основные партнеры
Мы в соц. сетях
Планируй
путешествие с нами
Поехали

Отчеты

Поход Июнь 2019 года

Поход по Колыме, март 2019

Лёд под тобой начинает прогибаться, потрескиваться и, стоит не много замедлить шаг, трескается. Ты проваливаешься по щиколотку в воду, а на улице тем временем 15 градусов мороза. Идешь вперед, прорубая себе путь словно ледокол. Но вот становится чуть глубже, и лыжи из-подо льда уже не вытащить. Делаешь шаг назад и уже шагаешь так, чтобы носы лыж наступали поверх льда, словно шлёпая по нему. Сани за тобой напоминают баржу на прицепе у буксира. Они скорее плывут, чем едут. Итак, пока не выйдешь на сухой участок, где промокший камус начинает тут же прилипать к поверхности. При каждом движении лыжи нужно отрывать, словно они приклеились. Таковы наледи на горных речках, впадающих в Колыму. Повезло, что мы не погружались по колено и глубже.

В таких ситуациях очень помогают гамаши. Выйдя из воды, они тут же покрываются коркой льда. Ноги хоть и мокрые, но тепло из них не выходит, мороз не проникает. Разумеется, вечером у костра сушишь носки, а вот лыжные ботинки греешь на солнце.

На основной глади Колымы, где метровый лёд покрыт тонким слоем снега, скорость на лыжах, даже с санями, великолепна. Идешь 6-7 километров в час несмотря на 40 кг груза за спиной. Тут главная сложность - это ветер. Если он в спину, то на солнышке даже расстегиваешь куртку. Настолько жарко. Если же в лицо, то закутываешься во все, что только можно. За день по реке мы проходили по 35 километров и более.

А вот выход на перевал с набором высоты в 400 метров дался не просто. Глубина снега в лесу по пояс и глубже. Повезло, перед нами по целине прошли снегоходы, забрасывавшие продовольствие на метеостанцию на озере Джека Лондона. Они уплотнили снег. Но идти вверх на лыжах, даже с камусами было физически нелегко. Проще оказалось снять лыжи и идти просто пешком. Главное было держаться середины трака, иначе провалиться в сугроб было проще простого.

Движение вниз с санями тоже очень увлекательно. При небольших уклонах, ровной поверхности и отсутствии поворотов это даже весело. А вот кочки на пути могли и повалить. Сам ты их проезжаешь нормально, а сани за спиной давали дополнительный толчок с задержкой в секунду другую. Если к этому добавлялся поворот, а скорость была уже набрана, падение на бок в сугроб было гарантировано. Получалось, что и вниз с перевала пешком было идти проще и безопаснее.

За весь поход за 7 дней мы прошли около 140 километров, при этом потеря веса составила 4-5 килограммов. При том, что с погодой нам повезло. Минимум ночью был -20, максимум -1. Оттепель не застали иначе бы намучались по полной.

Небо покрыто серой мглой. Линия горизонта практически не различима. Снег на поверхности сливается с серой пеленой, висящей в воздухе. Ни ямы, ни кочки на сугробах не отличаются друг от друга. Каждое движение лыж направлено будто в пустоту. Тут стоит остановится и вспомнить рассказы полярных путешественников. Природа создала все условия для проявления у путника снежной слепоты – резь в глазах, ощущение песка, слезы, потеря зрения. Оказывается, что один из самых важных элементов в зимнем походе – хорошие солнечные очки (или маска) со сменными линзами. При солнце – темные, при серой мгле – желтые, повышающие контрастность.

К сожалению, те из нас, кто шел в тот день без защиты глаз, на следующие сутки получили все описанные выше симптомы.

Правильный подбор снаряжения – самое важное в зимнем походе. Летом у вас есть право на ошибку. А зима – это холод, который убивает. Летом вы просто можете сесть и отдыхать несколько часов. В снегу же это невозможно. При минус 20 долго не посидишь. Даже после 30-35 километрового перехода нельзя расслабиться. Остановившись, нужно снять ходовую, пропитанную потом, одежду. Надеть теплое термобелье, переодеть носки, сменить обувь. Поставить палатку, разложить спальник! Собрать дрова, развести костер, натопить снег, приготовить еду и чай. И только после этого идти отдыхать.

Главное – это тепло. Днем ты согреваешься движением и правильной одеждой, изолирующей все участки кожи от постоянного ветра. Таща сани в 40 килограмм, внутри ты намокаешь от пота, а с наветренной стороны покрываешься тонкой коркой льда. Спасает мембрана и правильные слои одежды, выводящие пот и не дающие организму мерзнуть.

Очень важны хорошие носки и ботинки, которые должны быть как минимум на полтора размера больше обычного. При движении стопа понемногу опухает за счет прилива крови и монотонной нагрузки. В обычной обуви это приводит к сдавливанию и образованию мозолей. А мозоль – худший враг путешественника.

Второе по важности в зимнем походе – это спальник. Все просто – ночью в нем должно быть тепло. За 8-9 часов сна организм должен полноценно отдохнуть, чтобы на следующее утро выбраться из теплой палатки на мороз, развести костер, приготовить завтрак, собрат лагерь и пройти очередные десятки километров пути. Поэтому всегда обращаем внимание на температуру комфорта. Предполагая ночные температуры, к примеру в -20, берем спальник на -25. Обязателен комплект дополнительного теплого флисового белья для сна. И только для сна. В этом комплекте нельзя ходить днем. Оно должно быть относительно свежим вечером, чтобы организм мог отдохнуть от запаха пота!

Палатка для похода зимой по пересеченной местности должна иметь два слоя, что обеспечивает повышенную температуру внутри за счет дыхания. Поскольку вокруг нас снег, то из него строим защитные стенки, заменяющие юбку. От сильного ветра всегда можно укрыться в лесу на берегу. Это нам не тундра Чукотки, где в прошлом годы порывы пурги до 35-40 метров в секунду просто разорвали наши палатки.

Достаточно один раз сходить в многодневный зимний поход, и все эти правила становятся прописными истинами.

Развести костер на льду. Как, из чего и зачем? В лыжном походе по замерзшей реке такая задача возникает довольно часто. Река - самое простое пространство для передвижения. На ней ровно. Скольжение на льду, слегка припорошенном снегом, идеально. А вот установка лагеря вечером - отдельная история. Для начала прижимаешься к подветренному берегу, чтобы при 8 метрах в секунду не сдуло палатку. На самом берегу разбивать лагерь тяжело. Глубокий снег, под которым скрыты бревна и камни, не дает возможности найти ровную площадку. Так что палатки ставим рядом, но так, чтобы толщина плотного снега была бы около 30-40 сантиметров. В него можно воткнуть колышки. Вбивать же их в лёд дело неблагодарное. Можно их погнуть, так и надежно не закрепив. Потом по периметру обносишь временный домик снежными валами, что защищает от ветра, задувающего под тент. Кстати, в качестве колышков лучше использовать лыжи и палки. При глубоком снеге их можно надежнее фиксировать и проще утром вытаскивать. Иногда растяжки мы вязали к саням, служившим нам в качестве якорей.

С костром все сложнее. Оптимально разводить его на берегу, предварительно раскопав яму до земли, глубиной около метра. Благо снегоступы и снеговая лопата у нас были в наличии. Еще нужен камень с наветренной стороны. Сбор дров тоже приключение. Везет, если рядом стоит сухостой, до которого пробираешься в сугробах по пояс. Либо на косе, продуваемой со всех сторон, навален плавник, вмороженный в камни. А иногда, как археолог, разыскиваешь топливо в снежной толще.

Один раз костер мы выкладывали прямо на льду, под защитой небольшого мыса, в единственном безветренном месте. Дрова удалось собрать из плавника и сухостоя за несколько сотен метров от лагеря. Как известно, жар топит лед, превращая его в воду. А вода тушит огонь. Что делать? Нужна прослойка, не дающая соприкасаться огню и углям с водой. Для этого мы сперва выложили настил из толстых дров. Кроме того сделали мы это на легком поднятии, где льдины наползали на берег. Вода при таянии даже в образовавшейся яме не скапливалась, а под наклоном стекала вниз. Под утро на месте нашего костровища образовалась внушительная воронка из идеально голубого льда.

Воду для готовки мы также брали из снега. Поскольку в этом случае получался чистый дистилят, то расход соли в походе у нас был повышенный. При растопке снега в котелке его нужно часто помешивать и уплотнять. Иначе у дна он быстро испаряется, образуется воздушная прослойка, и дно котла пригорает. Да и снег вместо растопки сразу переходит в парообразное состояние.

Зато после всех трудов, ужин приготовленный на таком костре из снега будет самым вкусным в мире!

От Магадана до Синегорья, где стоит Колымская ГЭС, почти 500 километров по трассе Колыма. Поездка по ней – уже целое путешествие. Эта дорога федерального значения длиной в 2500 километров соединяет центры двух соседних субъектов федерации, республики Саха-Якутии и Магаданской области. Асфальт заканчивается километров через 50 после выезда из города. Зимой грейдерная дорога находится во вполне сносном состоянии. Снег и лёд делают ее относительно ровной. Когда же солнышко пригревает полотно, то оттаивают многочисленные ямы и трещины. Свое дело делает вечная мерзлота. То оттаивая, то вновь намерзая, она превращает трассу в волнообразную ленту.

Население области сократилось за последние 30 лет в 3.5 раза. Сейчас здесь живет 140 000 человек. Большая часть в Магадане. Как следствие, по трассе встречается большое количество заброшенные поселков и городков. Многоэтажные дома с пустыми окнами, брошенные магазины и школы. В таких суровых зимних условиях стоит один раз оставить жилье без отопления, и коммуникации придется прокладывать заново. Подобную картину я совсем недавно видел в Забайкалье. Те же города без людей. Как будто недавно здесь была война.

Экономические причины таких руин понятны. Нет работы, люди уезжают в большие города, на большую землю. Закрываются муниципальные учреждения, поселение упраздняется, постепенно превращаясь в археологический объект. Такой же путь прошли выработанные рудники и лагеря системы Дальлага, чьи следы можно повсюду увидеть в Колымском крае. Сейчас ту работу, что делали сотни тысяч людей, выполняет современная техника и артели, работающие вахтовым методом. Экономически это гораздо выгоднее. Да и с точки зрения обычного человека это удобнее. Не надо жить на севере постоянно. Можно заработать и уехать в более комфортные климатические условия.

Остается вопрос – кто же будет разгребать всю эту разруху прошлого? Природа нашего севера ничем не отличается от канадского, американского или норвежского заполярья. Но только природный ландшафт у нас дополнен разрухой, вселяющей уныние.

В месте, которое любишь, не гадят. Север – это часть нашей страны. Чтобы там хотелось жить, его нужно привести в порядок, разобрав хлам прошлого.

Озеро Джека Лондона входит в список красивейших природных мест России. От Магадана оно отстоит на 500 километров. Летом (июль-август) сюда даже можно приехать на проходимом «Урале» или «Кразе». А вот до нашего похода зимних фотографий этих мест в интернете я не видел. На лыжах сюда не ходят, а туристы на снегоходах на такое расстояние от столицы области не забираются.

К озеру мы вышли с южной стороны, пройдя по руслу Колымы, поднявшись по ее притоку Кюель-Сиен около 15 километров и перевалив через хребет с набором высоты в 450 метров. Казалось бы логичным идти по Кюелю вверх вплоть до озера Танцующих хариусов, соединенного с Джеком Лондоном. Но многочисленные наледи и шум воды подо льдом нас остановили.

Не думаю, что нашим маршрутом еще кто-либо ходил зимой. Снег в горах покрывает землю на метр-полтора. Даже на лыжах проваливаешься в него по пояс. Нам же повезло, прямо перед нами в этих местах прошли три снегохода, забрасывающие продукты на метеостанцию. По сути, они подготовили для нас настояющую трассу.

Метеостанция на озере – очаг цивилизации. На островке стоит несколько домиков, приборы, запас угля. Живет здесь семья из двух человек. Их отправили сюда на вахту осенью. Впереди 2 года работы. Отлучаться от домиков и приборов можно только после получения разрешения из Магадана. Даже доехать на снегоходе до другого конца озера без такого позволения нельзя. Люди живут на полном самообеспечении, на завозных продуктах. Зимой мы для них были единственными пришельцами с большой земли (если не считать снегоходчиков). Следующие пришельцы появятся летом, когда сойдет снег, просохнут дороги, и в эти края поедут фотографы. Официально им даже и гостей в виде нас принимать запрещено. Посторонним нет места на научном объекте!

Пока мы стояли лагерем на льду озера, остроконечные пики гор представали нашему взору во всевозможных обличиях. И при ясном синем небе, и в серой мгле, и в тучах, и даже на фоне трех солнц – одного настоящего и двух ложных, называемых гало.

Иногда у меня спрашивают, а зачем вы ходите походы. Увидеть то, что другие не увидят никогда. Для кого-то зима непреодолимое препятствие, для нас – новая возможность!

Лыжный поход к озеру Джека Лондона. Март 2019.

Дмитрий Алешкин

Поиск по сайту

Направления

Наши партнеры
  • Спортивно-экипировочный центр "Экипион"
  • Специальное снаряжение Tasmaninan Tiger
  • Tactic.pro
  • Туристическое снаряжение Tatonka
  • Сеть фитнес-центров X-Fit
  • Аэроклуб "Нормандия-Неман"
  • Туристическое снаряжение Alexika