Всю интересующую информацию вы можете получить, связавшись с нами по телефонам:

в Москве
EU

Звоните ежедневно с 10.00 до 20.00!



Задать вопрос можно по электронной почте:


При возникновении каких-либо вопросов рекомендуем встретиться с одним из наших инструкторов, заранее оговорив встречу по телефону или e-mail


Наш адрес:

Москва:

ул. Ильинка, д. 3. (м. Китай-Город, Площадь Революции)

Санкт-Петербург:

ул. Сердобольская, д. 64, литер «Ж»


Если ни по одному из телефонных номеров Вам не ответили, это означает, что все наши инструкторы сейчас находятся на курсах или в экспедициях. Отправьте Ваш вопрос или сообщение на нашу электронную почту, и сразу после возвращения один из наших инструкторов немедленно с Вами свяжется.
Основные партнеры
Мы в соц. сетях
Планируй
путешествие с нами
Поехали

Отчеты

Экспедиция Май 2018 года

Путешествие по Южной Африке, май 2018.

Ночные гонки от псевдополицейских по Претории, встреча со львом ранним утром в парке Крюгер, бегство от носорогов в Свазиленде, настоящий хайкинг верхом на пони под снегом в Лесото, попытки поймать жирафа на границе Зимбабве и Ботсваны, многократное пересечение заброшенной границы ЮАР в Драконовых горах. Южноафриканское приключение удалось! Wild Wild South.

Большая часть путешественников едет в Южную Африку ради ее природы. Национальные парки здесь созданы давно и охраняются очень неплохо. Благодаря режиму Апартеида живности здесь много. Она разнообразна, и, самое главное, смотреть ее можно самостоятельно. Без гидов и охранников. Действует английское право, когда ответственность за свою жизнь вы берете на себя. Едешь в машине по саванне, в кармане бумажка с вашим автографом. В ней говориться: машину не покидать! А уж как вы будете действовать – дело ваше. Хотите сделать селфи с жирафом – удачи! Может и ко льву на завтрак попадете.

По сути, те же правила действуют и в городской среде. Правда, ради нее мало кто едет на юг Африканского континента. Мы побывали в Йоханнесбурге и Претории. Отмечу две примечательные особенности этих мегаполисов. Тысячи километров колючей проволоки под напряжением. Ей окружены все мало-мальски приличные здания в городах. А еще выбитые окна во многих небоскребах в деловых центрах. Все это наследие Апартеида. Точнее его ухода. До 1994 года власть в стране принадлежала белому меньшинству (16%). Черные и цветные были ограничены в правах. Они не могли появляться в центре городов, гулять в ночное время, работать в офисах и т.д.

Те времена ушли, во многом благодаря Нельсону Манделе и международным санкциям. А вот люди остались. Тем, кому тогда было 20-25 лет, сейчас 44-49 лет. Интересно, что чувствуют бывшие «надсмотрщики» и люди «второго» сорта, живя на равных? Черные считают, что белые им должны. «Конфискация без компенсации» - самый популярный лозунг на президентских выборах. Пример Зимбабве очень заразителен. Ведь до сих пор большая часть земель в ЮАР принадлежиn белым фермерам. А большая часть черных живет в трущобах. Кстати, термины «черный» и «белый» вполне легитимны в стране. Они используются при заполнении анкет, при составлении официальных обращений и т.п. Наряду с ними применяются «индус» и «цветной», то есть полукровка.

Центральная часть мегаполисов покинута офисными работниками. Оговорюсь еще раз: речь идет о Йоханнесбурге, Претории и Блюмфонтейне. До Кейптауна мы не добрались. Говорят, там все иначе. Не все, но многие небоскребы пустуют. Наличие белых лиц во многих районах сильно удивляет местное население. Сами же белые живут анклавами в пригородах. Их дома обнесены колючей проволокой. Магазины и рестораны располагаются в отдельных комплексах и торговых центрах, также укрытых за рядами колючей проволоки.

Употребление спиртного за рулем не запрещено. Нельзя быть пьяным и водить. Но уровень промиллей никто не измеряет. Водитель просто должен вести себя адекватно. Уметь пройти по прямой, дотронуться до кончика носа и совершить прочие подобные упражнения. Либеральность в этом вопросе вполне понятна. От ближайшего бара или ресторана до дома может быть 3-5 километров в крупном городе. После заката ходить пешком крайне не рекомендуется. Именно по причине бандитизма.

Патрульных полицейских на улицах городов мы за все время ни разу не видели. Вот и приходится идти на компромисс. Да, и еще здесь разрешено свободное ношение огнестрельного оружия. И можно в ночное время суток проезжать на красный. Если остановишься, то можешь уже никогда никуда больше не поехать.
Получается некий «общественный договор». Свою свободу каждый защищает сам. Хорошо ли это… Не уверен. Счастливых лиц мы не видели. Вроде бы белые, англосаксы, как в Европе. А выражение у всех настороженное, словно в 90-е гг в России. Еще один пример. Несколько дней мы жили у моего товарища, консульского работника. Так даже у него в доме, расположенном в охраняемом закрытом районе, между первым и вторым этажом есть решетка, которую закрывают на ночь. Чтобы грабители ночью не смогли проникнуть в спальни на верху. По этой же причине спать в зале на первом этаже никто не рискует. Разумеется, в стране наблюдается отток белого населения. Основная волна эмиграции направлена в Австралию и Новую Зеландию. Но было даже несколько обращений с просьбой о переезде в Россию…

Есть факт. После принижений в адрес черного населения со стороны белых, маятник качнулся в другую сторону. Легально или не очень (порой совсем не очень) черные мстят белым. Испытывают ли белые при этом чувство вины за свое прошлое, не знаю. Повторюсь лишь, что многие очевидцы событий расовых конфликтов прошлого живы и здравствуют до сих пор. Разумеется, ни в анклаве под названием Лесото, ни соседнем королевстве Свазиленд, где белых у власти не было, подобных проблем нет. Цвет кожи в отношении между людьми в этих странах сильной роли не играет.

Брошенные небоскребы, окруженные фавелами – зрелище сильное. Подобное я видел лишь в Каракасе. Но в нем нет ничего особенного. Наследие колониальное Африки почти везде такое же. Колонизаторы уходили, оставляли после себя собственность, здания, технические сооружения. Новым властям они были без надобности, и местное население начинало его использовать в своих узко житейских нуждах. Яркий пример – остров Горе в Сенегале. Рядом со столицей страны сохранился островок франко-голландской застройки, включенный в список всемирно наследия ЮНЕСКО. На его центральной площади пасутся козы, а в бывшем дворце губернатора толпятся отары овец. Так что может и в Йоханнесбурге где-нибудь на 40-м этаже закукарекают петухи…

Но стоит выехать на автобан, где ограничения скорости в 120 км/ч, и уже через час другой оказываешься в мире дикой природы. Для начала мы отправились на самый север. Туда, где должен побывать каждый любитель «Айболита». На реку Лимпопо. Ударение на второй слог, а не на последний, как мы привыкли. Парк Мапунугбве находится на стыке границ трех государств – ЮАР, Ботсваны и Зимбабве. Среди холмистой саванны проложены грунтовые дороги, по которым мы рассекали на нашем микроавтобусе Тойота. Внешне мы ничем не отличались от городской маршрутки. Ведь здесь по правам категории В можно взять машину до 12 посадочных мест. Было забавно наблюдать, как многие маршрутчики приветственно сигналили нам издалека и при приближении выпячивали глаза, видя за рулем местной «Газели» белого водителя)))

Вернемся в национальный парк. При виде первых же антилоп, зебр и жирафов мы тут же останавливались, выбегали из машины и бежали фотографировать всю эту живность. Правда уже к концу второго-третьего часа всяческие копытные и бородавочники были исключены из листа ожидания. Вокруг их было столько, что «тратить пленку» на них уже никто не хотел.

Через день мы въехали в «Крюгер», самый известный парк ЮАР. Проехали его полностью с севера на юг, почти 400 километров. При максимально разрешенной скорости в 50 км\ч это было тяжело. Все ворота в кемпах закрываются в 6 вечера. А превышать очень рискованно. И дело не в полиции, которой здесь нет. Очень много животных выходит на асфальт. Например, слоны. Например, много слонов одновременно. Поэтому превышать совсем не хочется. За световой день мы увидели все разнообразие саванны. Слоны, толпы слонов, сотни слонов. Даже пришлось постоять в пробке, пропуская колонну этих животных, растянувшуюся от горизонта до горизонта. Удалось «пронырнуть» между отдельными группами, иначе встретили бы закат в центре парка.

Застали охоту пяти львиц на стадо зебр. Хозяин прайда лежал в стороне в тени акации и наблюдал за действом. О разворачивающейся драме мы узнали по десятку автомобилей, вставших у обочины. Из каждого окна были высунуты огромные фотообъективы и бинокли. По их направлению мы и поняли, что и где происходит.
Еще были буйволы, как обычно десятки. Жирафы в изобилии. За ними даже попытались побегать. Но зоркий турист-бур высказал нам целую тираду о том, как безрассудно покидать транспортное средство в дикой природе. Зебр, антилоп-гну, ориксов и прочих травоядных я не упоминаю по причине их множества. У нас был принцип – меньше 15 животных не фотографируем. Крокодила заметили прямо у колес машину, когда переезжали через речку. Хорошо, что никто не попытался выйти сфотографировать птичек и бегемотов вдали. Под вечер повезло с гиеной и носорогом. А на следующее утро прямо при выезде из парка на дорогу вышел молодой лев, презрительно обходивший все машины, собравшиеся вокруг него в пробку.

Всего в паре сотни километров от «Крюгера» находится самый глубокий каньон в Африке – Блайд Ривер Кэньон. Перепад по высоте почти километр. Вокруг живописные пейзажи, водопады, небольшие городки с богатой туристической инфраструктурой. Осматривать мы его отправились рано утром, еще в облачности. А на обратном пути повстречали десяток туристический автобусов, везших европейских и американских туристов по плановому маршруту. В национальных парках таким автобусам ездить нельзя, поэтому мы им немного удивились. Все-таки пересеклись с потоком массового туризма.

Еще одна особенность передвижения по ЮАР на машине – всегда закрывать стекла при покидании транспортного средства. Дело в воришках – обезьянах. Бабуины и макаки лезут везде... Они очень умные, и они воруют еду. Иногда грабят, реально нападая на людей. Поэтому везде решетки на окнах в домах, везде знаки, что обезьян ни в коем случае нельзя кормить. И поэтому же нельзя оставлять палатки без присмотра в кемпингах. Однажды девчёнки забыли закрыть окно в нашем микроавтобусе. На утро в салоне был полный бедлам. Благо ничего ценного внутри не было. А вот пакеты с бананами были разодраны в клочья. Хорошо еще, что на сиденьях грабители не оставили следы переработки этих самых бананов.

В Свазиленд мы въезжали окольными путями, через горы.

Разительное отличие на границе. В ЮАР везде растет лес, а в Свазиленде одни пеньки. Пограничный контроль формален. Никто в машину к нам не заглядывал, документы на транспорт не спрашивал. В добровольном порядке мы предъявили паспорта сперва юаровским пограничникам, потом свазилендовским. Аналогично проходили обратную границу, также посещали Лесото. При желании вези в машине кого и что хочешь. Документы внутри страны у нас никто не проверял.

Посмотрев символическую столицу страны Мбабаны и королевскую резиденцию в Лобамбе, окруженную казино (король здесь самый настоящий с неограниченной властью и 15 женами), мы направились в национальный парк Мкхая. Здесь искали и нашли носорогов.

Передвигались на открытом грузовичке «Дефендер» в сопровождении гида-водителя. При встрече с рогатыми друзьями он сам нам предложи спуститься на землю и подойти поближе. Никакого оружия у него не было. Соответственно ни о какой безопасности не могло идти и речи. Зато селфи все сделали в изобилии. Особенно удачные снимки получались, когда парочка животных начинала двигаться в нашу сторону, а еще три особи окружали нас с флангов. Полное погружение в реальность случилось с нами при отъезде из парка. Два носорога внезапно выскочили из кустов и погнались за одной из машин, пытаясь поддеть ее рогом. Ребята в машине не подозревали о грозящей им опасности. Все разрешилось само собой. Автомобиль свернул в сторону, а носороги по инерции пронеслись мимо. Оказалось, что наш рейнджер даже их и не заметил.

Новое ощущение реальности – парк Исимангалисо на берегу Индийского океана. При подъезде к курортному городку Сент-Люсия видишь дорожные знаки, предупреждающие, что тут ходят бегемоты. А еще они выходят на заправки и заглядывают в сам городок. Бегемот – самое опасное животное Африки по числу убитых им людей. Еще одна причина не ходить ночью пешком, даже по улицам курортных городков. При въезде же в сам парк встречаешь целую череду знаков – осторожно: крокодилы, бегемоты, львы, акулы и т.д. На пляже аналогичные предупреждения. Купайтесь на свой страх и риск. Имейте в виду, что помимо диких животных здесь еще есть сильное течение и нет спасателей. Тут же у берега плещется детвора. Так вот как формируется южноафриканский характер.

Драконовы горы – край дикой природы, куда не добрались фермеры. Земля неудобна для распашки и содержания скота. Иначе и здесь бы тянулись сотник километров колючей проволоки, которой опоясана вся земля в стране.
Для начала мы попытались пробраться к подножию водопада Тугела, второму водопаду в мире по высоте после Анхеля, почти 900 метров. В сухой сезон воды мы здесь много не увидели. Но по каньонам налазились. На следующий день пошли уже к его вершине, на высоту в 3000 метров над уровнем моря. Трек, по сути, совсем не тяжелый. С 2500 до 2800 идешь по выложенной плиткой тропе. А вот следующие 300 метров нужно лезть по осыпному склону с углом набора в 45 градусов. Попав на плато, оказываешься на краю Амфитеатра, огромного скалистого полукруга, послужившего природной границей королевства Лесото. Обратно решили идти короткой дорогой. Вместо спуска по осыпи мы получили железные лестницы, приделанные к отвесной скале. Один из пролетов составил почти 30 метров. В начале спуска ты не видишь, где эта лестница заканчивается. Местами ступеньки из железных прутьев настолько плотно прилегают к скале, что удержаться на них можно только благодаря идеальному носку протектора ботинка. Разумеется, ни о какой страховке и речи здесь не шло. Я спустился первым, после чего слышал сверху жалобные вопросы: «А еще много осталось?». И через пару ступенек – «А сейчас?».

По соседству находится парк «Высокогорные Золотые ворота». Редкое место в ЮАР, где можно отправиться в самостоятельный пешеходный маршрут с ночевкой. Правда переночевать в палатке здесь тоже не удастся. В середине пути выстроен небольшой домик, оборудованный кухней, туалетом, костровищем, запасом дров и тремя спальнями с матрасами на 18 человек. В первый день мы прошли 15 километров и остановились уже в 2 часа дня. Вечер посвятили празднованию 9-го Мая. Казалось, что весь маршрут рассчитан на пенсионеров. Никого кроме них, в этом парке мы не встречали. На следующий день пришлось раскаяться в своих предположениях. За 8 часов набор высоты составил почти километр. В самой высокой точке, переводя дыхания, можно было прогуляться в Лесото и обратно. От забора из колючей проволоки, разделявшего две страны во времена Апартеида, остались одни развалины. Со стороны на нас взирало стадо зебр, а с вершин громогласно о своих правах заявляли бабуины.

Уже через несколько часов мы проходили границу Лесото легально, с проверкой документов и заранее полученных виз. В отличие от ЮАР, в Лесото дороги не отличаются ни широкими обочинами, ни разметкой, ни хорошим покрытием. В темноте передвигаться становиться довольно опасно. Лежачие полицейские не обозначены ни краской, ни знаками. Поэтому об их приближении можно догадаться только по поведению машин впереди. Еще одна опасность – фуры. Они просто шире, чем одна полоса, вследствие чего заезжают на встречку. Так что нам пару раз приходилось левым колесом заезжать на обочину…

Масеру, столица Лесото, ничем особенным не выделяется, разве что центральной тюрьмой, которую видно по толпе заключенных в красных робах. Правда в городе сохранились здания викторианской эпохи и жд вокзал, связывающий страну с ЮАР по средствам 2 километров железнодорожного пути.

В деревушке Мориджа, известной самым старым каменным зданием в Лесото (англиканская церковь середины XIX века) и отпечатками следов динозавров-тирексов, мы угодили в толпы школьных экскурсий. По пятницам детей здесь возят по всем уголкам небольшого королевства, знакомя с историей Лесото. Доля образования в бюджете страны 16% - если не ошибаюсь, это самый высокий показатель не только в Африке, но и во всем мире. Еще по одному показателю эта страна находится в лидерах – по доли ВИЧ-инфицированных, 23 процента. Третье место в мире после Свазиленда и ЮАР.

Дети окружили нас толпой. Все фоткались, улыбались, заряжались позитивом.

Горы Лесото – мир дикой природы. Здесь нет заборов. Ходить можно везде. Долины прорезаны каньонами, горы украшены снежными шапками. Традиционное одеяние местного населения – шерстяные шапки и одеяла, в которые закутываются и при дожде, и при снеге. В небольшой поход к местным водопадам мы отправились на пони, низкорослых лошадках. Весь инструктаж заключался в одевании шлема и объяснении, куда и как тянуть поводья. Потом, увидев неуверенность в лицах некоторых из наших девушек, главный проводник предложил выделить по специальному мальчику к каждому неуверенному седоку, чтобы вести лошадь под уздцы. Первые минут тридцать выход напоминал экскурсионную прогулку. Но потом начался дождь, затем сильный дождь, а вскоре и дождь со снегом. Да и тропа кончилась. Мы вышли к скалам, начали спуск по размокшей глине. Лошади то и дело поскальзывались. Потом начали переправу через реки, а завершили программу настоящим конным скалолазанием. Обратно некоторые участники мероприятия предпочли преодолеть горную часть пешком.

Из Лесото в Блюмфонтей, третью, судебную столицу ЮАР, ехали по степям, напоминающим северный Казахстан. Город встретил нас трущобами, тянущимися на километры. В одном месте мы свернули не на ту улицу. Взаимное удивление проявилось на лицах местного населения и белых пассажиров микроавтобуса. Пришлось быстро разворачиваться через встречную обочину. На рассвете отправились на прогулку по центру столицы Свободного Оранжевого государства буров. В центре этот город именно так и выглядит. Старинные дворцы, ратуши, церкви, парки. И первые же белые при встрече в 7 утра нам сказали: «Будьте очень осторожно!». Я спросил, что неужели даже утром гулять опасно. «Я не сказал опасно, я сказал – будь осторожны», - прозвучало в ответ.

Потом были 400 километров по скоростному шоссе до Йоханнесбурга и несколько дней в богатой части Претории, где, если не сворачивать не в те районы, складывается ощущение, что находишься в благополучной развитой стране.

Только вот мотки колючей проволоки и таблички на домах «хозяин вооружен» возвращают к реальности.

Стоит ли вернуться в ЮАР? Обязательно! За 2 недели мы посмотрели меньше половины страны, по площади вмещающей 2 Франции. По сравнению с Сенегалом или Гвинеей-Биссау, города ЮАР гораздо опаснее. Но природа и сельская местность может сравниться со Швейцарией. Я не говорю про кухню – рай для любителей мяса, особенно диких газелей и прочих антилоп.

В каждой стране есть свои правила, принимая которые путешествие становиться в радость. ЮАР – далеко не Европа, но и не Африка. Эта страна очень быстро меняется, и не всегда в лучшую сторону. Наверно, было бы очень интересно побывать здесь во времена Апартеида, чтобы увидеть тот мир, чьи осколки сейчас еще хранят небольшие городки в горах. А может быть и их уже не будет в скором времени…

Поиск по сайту

Направления

Наши партнеры
  • Спортивно-экипировочный центр "Экипион"
  • STEINER в России
  • Специальное снаряжение Tasmaninan Tiger
  • Tactic.pro
  • Туристическое снаряжение Tatonka
  • Сеть фитнес-центров X-Fit
  • Аэроклуб "Нормандия-Неман"
  • Туристическое снаряжение Alexika